Мнение

Виталий Рябиков: Как чтение способствует развитию мозга

Какая связь между парусником позапрошлого века и нашим мозгом?

Несколько дней назад я закончил перечитывать роман Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан».

Это история жизни молодого парнишки, которому волею судьбы пришлось принять на себя командование китобойным судном «Пилигрим» после того, как капитан и пятеро матросов погибли во время неудачной охоты на китов.

Существует вполне обоснованное мнение, что книга была написана Жюлем Верном для его сына, как своеобразная жизненная инструкция и пример того, каким должен быть настоящий мужчина. «Пятнадцатилетний капитан» — одна из тех книг, которую должен прочесть каждый современный подросток. Через захватывающее описание приключений, опасностей, предательств, верности и мужества красной нитью проходит основной посыл молодым людям — настоящий мужчина берёт на себя ответственность за всех, кто находится рядом с ним.

Впервые я прочитал это произведение в 15-летнем возрасте. Некоторые сцены и описания я перечитывал несколько раз со слезами на глазах и бьющимся сердцем, одна из них — роковая охота на полосатика, одного из видов китов.

Никогда прежде я не видел китов и тем более не участвовал в охоте на них, но, тем не менее, ясно проигрывал в своём воображении эти драматические сюжеты.

Теперь, спустя двадцать пять лет, я снова погрузил себя в похожие эмоции.

Всякий раз, когда я завожу разговор о важности чтения, кто-то обязательно возразит: ну и что тебе это дало?

На встречный вопрос: с какой целью ты смотришь телевизор, человек разводит руками. «Так это для информации», отвечает он.

Но что ты с этой информацией делаешь? Ведь суть не во владении ей, а в способности быстро извлекать имеющиеся знания и анализировать поток той самой информации.

Я привожу свой литературный опыт не с лирической целью, а чтобы проиллюстрировать то, как наш словарный запас и мыслительная деятельность формируют нашу реальность.

Почему читать книгу и получать те же знания от просмотра телевизора — это не одно и то же.

Кто-то подсчитал, что человека ежедневно посещает около 75 000 мыслей, и 92% из них — это мысли, которые повторяются изо дня в день, из месяца в месяц и из года в год.

Виталий Рябиков

Если мы внимательно проанализируем свои мысли, то обнаружим, что их можно разделить на основные категории: работа, семья, учеба, бизнес и так далее. 92% нашей умственной деятельности сосредоточено вокруг ежедневной рутины.

Мы ежедневно проживаем один и тот же маршрут, слышим практически одни и те же звуки метро, хлопанье дверей, шум принтера и даже голоса наших однокурсников или коллег по работе.

Вечером этот процесс продолжается, даже если мы закрыли глаза и пытаемся уснуть. Неудивительно, что мы устаем и хотим сменить обстановку. От таких однотипных мыслей мы начинаем физически чувствовать усталость. Нужно ли объяснять, что наше тело напрямую реагирует на наши мысли?

Даже если нам не приходилось ронять чашку из рук при виде друга, внезапно приехавшего из дальней страны, или падать в обморок при крупном выигрыше в лотерею, состояние стресса или радостной эйфории знакомо многим.

Одна из функций наших мыслей состоит в создании зрительных образов, которые вызывают в нас определенную эмоциональную реакцию, проявляющуюся то в слезах, то в смехе, то в глубоком волнении. Мы устаём не от работы, а от рутины, нам становится дико скучно, и потому-то наши эмоции постоянны в 92% случаев. Мы ищем противоположных переживаний, которые в естественной среде происходят лишь в оставшихся 8% случаев.

Скажем, вы уже годами ездите в метро, и как часто вы вдруг встречаете кого-то, с кем давно не виделись? У вас не только возникла приятная мимолетная беседа, но вас пригласили посидеть где-то в ресторане. Согласитесь, такое бывает нечасто. С мыслью, с предвкушением приятного вечера вы проживаете весь день. На завтра остаются теплые воспоминания, а затем снова «День сурка». 8% новых мыслей не дают возможность вполне пережить те физические эмоции, чтобы чувствовать себя счастливым человеком, поэтому мы пытаемся создать их искусственно. Мы моделируем вокруг себя ненастоящий мир, стимулирующий нужные нам мысли и переживания.

Обычно это происходит в пятницу вечером. Кто-то идет в бар, чтобы, что называется, «оторваться». Если корпоративная этика не позволяет флиртовать с противоположным полом, а протокольными отношениями ты уже сыт по горло, то вряд ли ты по своей воле поедешь на бизнес-конференцию. Скорее это будет дискотека, ночной клуб или что-то в этом роде.

Кто-то идёт в кино или усаживается дома у экрана. В этом случае человек выбирает себе тот фильм, который даст ему необходимые эмоции, — у кого-то это мелодрамы, а кто-то отдыхает с экранизацией произведений Стивена Кинга.

Понимаете, на этом этапе мы находимся в постоянном поиске новых ощущений, приходящих через визуализацию. Ведь мозг практически не отличает происходящее в реальном мире от той высококачественной матрицы, в которую мы себя погружаем. Именно технологии виртуальной реальности вынуждают человека так же истошно кричать, как будто его действительно сбрасывают с отвесной скалы.

С книгами дело обстоит точно так же, или почти так же. Отдыхать с книгой любит меньшее количество людей по сравнению с теми, кто предпочитает телевизор. Дело в том, что книга дает мозгу не готовую визуализацию прочитанной информации, а лишь код, который мозг должен самостоятельно обработать.

Для просмотра фильма практически не требуется область мозга, отвечающая за визуализацию, ведь информация подана, так сказать, разжёванной через глаза и уши. А ведь зрительно мы воспринимаем до 75% информации! Мозгу не приходится трудиться, ему нужно только пропустить через себя поток информации.

В случае с книгой люди быстро засыпают, если мозг не находит способа визуализировать информацию.

Поясню на примере. Для этого вернёмся к прочитанной мной книге. События происходят в середине девятнадцатого века, китобойное судно и морская тематика во всех ее деталях.

Вначале идёт описание парусника и его координаты в океане. Я, конечно, не был глупым и мог себе представить, как, например, выглядит мачта — попросту говоря, большой вертикальный шест, к которому крепятся паруса. Но дальше пошло: фок-мачта, грот-мачта, стаксель, бом-кливер, кливер, грот-брамсель, грот-бом-брамсель, грот-трисель, фок-стаксель, крюйс-брамсель…

Ничего из этих названий в моем разуме не вызывало соответствующей иллюстрации, мой мозг не знал, как классифицировать эту белиберду и в какой категории искать образы: раздел животных, раздел звуков, или это вообще разновидности варенья.

Ах да! Слово «реи» нашло картинку пирата, потому как вроде бы их иногда вешали на корабельных реях.

Когда мы смотрим «Пиратов Карибского моря» или что-то подобное, то все эти бом-фок-шлоп-грод мачты нам подаются готовой картиной. В моем же случае я должен был именно напрягать мозг и пытаться сконструировать все это в логический образ. Потому, когда описывался процесс поднятия парусов, я пытался мысленно нарисовать себе картину происходящего, в противном же случае всё читаемое превращалось в сплошную кашу.

Возникает закономерный вопрос: зачем это все нужно? Видите ли, наш мозг похож на большой ресурс по хранению и производству инструментов и инструкций для решения самых различных жизненных проблем. Всякий раз, когда нам предстоит решить какой-то вопрос, мы запускаем наше серое вещество, пока не возникает ощущение, что «мозги кипят». В этот момент формируются необходимые нейронные связи, мозг буквально искрит импульсами, анализируя всю доступную ему информацию.

Мы пытаемся вспомнить из услышанного, прочитанного и пережитого нами всё, что имеет отношение к данной теме. В таком мозговом штурме вся информация, способная помочь, сносится вместе, словно в боевой штаб.

Чем больше мы знаем — тем более вероятен наш успех.

Виталий Рябиков

Представьте, что в этой интеллектуальной базе содержатся только сугубо полярные варианты: хорошо-плохо, да-нет, согласен-не согласен. Это как если бы к вам пришёл электрик чинить проводку, и у него с собой были только две отвертки — плоская и крестовая. Максимум, что он смог бы сделать — это поменять крышки на выключателях.

Конечно, детальное знание парусника девятнадцатого века вряд ли мне чем-то поможет, но способность мозга работать «вслепую», оперативно моделировать ситуацию под стрессом много раз приходилась очень кстати.

Известный инженер, физик и изобретатель в области электротехники Никола Тесла служит исключительным примером работы мозга. Тесла был способен настолько детально представить в своём воображении конструкцию изобретаемого им устройства, что когда однажды пожар уничтожил большую часть его чертежей, ученый смог всё восстановить по памяти!

Писатели-фантасты в своих произведениях часто предвосхищали научные открытия задолго до того, как их совершали ученые. Лично меня это наводит на мысль о том, насколько слабо мы пользуемся нашим мозгом.

Кто-то подсчитал, что успешные бизнесмены и предприниматели читают в среднем 35 страниц в день, а такие люди, как Билл Гейтс и Марк Цукерберг, читают до сорока книг в год.

Подводя итог, скажу следующее.

В стремлении жить счастливой жизнью необходимо научиться выходить из колеи поднадоевших мыслей. Задача каждого дня — узнавать что-то новое, пополнять свой словарный запас и мыслительный процесс новыми понятиями.

Виталий Рябиков

Может быть, вам никогда не пригодится квантовая физика, но ведь это ещё один инструмент взглянуть на привычные вещи в новом измерении, смотреть в завтрашний день с оптимизмом, не стать жертвой дезинформации.

В конце концов, просто поддержать разговор, быть интересным собеседником и внимательным слушателем. Ведь как оскорбительно говорить с человеком и видеть его пустые глаза, понимая, что его мозг давно отключился от предмета разговора.

«Самая тяжелая работа — думать, – говорил Генри Форд, – вот почему немногие люди занимаются этим». А я добавлю, что и думать люди перестают, когда перестают читать.

Виталий Рябиков

Related Posts