Мнение

Простите нас, дети, пожалуйста, простите

Простите нас, дети, пожалуйста, простите. Вифлеемские и церковные. За всех прозревших и «пришедших в себя» отцов и пастырей — прошу я у вас прощения. Как же так случилось, что взрослые не уберегли такое огромное количество детей?! На «Святой Земле»!

Где были отцы вифлеемских младенцев?! Что они делали, когда жестокие воины вламывались в дома и безжалостно убивали крошечных, беззащитных мальчиков?! Метались в агонии беспомощные матери, пытаясь вырвать из пасти смерти грудных младенцев. И прикрывали их своими нежными хрупкими телами. И покрывалась земля кровью — самых чистых, святых и невинных! И разрывались на части сердца материнские. И умирали их жизни заживо. И не было им утешения. Рыдание, плач великий. Где были отцы вифлеемских младенцев?! Что они делали, когда воины вламывались в дома и убивали крошечных мальчиков?! На «Святой Земле». И стонала земля от боли, и вопияла кровь детская к Богу.

Простите нас, дети, пожалуйста, простите. Вифлеемские и церковные. За всех прозревших и «пришедших в себя» отцов и пастырей — прошу я у вас прощения. Как же много вас, потерянных, раненных, страждущих, надломленных, сиротствующих, погибающих. Без отцов и без пастырей странствующих. Наркомания, игромания, сексомания, суицидомания. Перевернулось во мне сердце мое. Возгорелась вся жалость моя. Аж глаза мои затуманились. Аж колени ослабли смертные. Вы стали заложниками и жертвами наших страстей и пороков. Нашего стиля и образа жизни. И рассеялись вы без отцов и без пастырей. И сделались вы сиротами, при живых отцах и пастырях. И матери ваши — как вдовы. Простите нас, дети, пожалуйста, простите! Аж стонет земля от боли, и вопиет кровь детская к Богу! И слышит Он детские крики — миллионы церковных детей кричат и вопиют к нему неустанно, веками. Прямо сейчас, вчера, сегодня! Брошенные, раненные, оставленные, забытые, погибшие, преданные. Как же так случилось, что мы, взрослые, не уберегли такое огромное количество детей?! Аж глаза мои затуманились! Аж ослабли колени смертные! Где были мы, отцы и пастыри церковных детей/младенцев?! Что мы делали, когда «воины» современных иродов вламывались в дома и духовно похищали/убивали беззащитных детей/младенцев?! На «Святой Земле». В «Святой Церкви». И стонала земля от боли, и вопияла кровь детская к Богу.

Простите нас, дети, пожалуйста, простите. Вифлеемские и церковные. За всех прозревших и «пришедших в себя» отцов и пастырей — прошу я у вас прощения. Простите, что допустили до власти жестоких иродов. Пророков святых прогнали, за станом камнями побили/убили. От святых отстранились, в синедрион устремились. К серебру, похвалам — прилепились. Сердца от детей удалились. Упустили, не сберегли, потеряли, соблазнили, покалечили — формализмом, лицемерием, фарисейством. Разводами, разделениями — семейными/церковными. Как фарисеи, саддукеи, зилоты, иродиане — враждовали, делились. И лобызались с пилатами/иродами — священники храма и книжники. И торговали-уснули в храме. Пустым оказался храм, безжизненным. Как же так случилось, что мы, взрослые, не уберегли такое огромное количество детей?! В «Святой Церкви». Где были мы, отцы церковных детей/младенцев?! Что мы делали, когда современные «воины» иродов вламывались в дома и духовно похищали/убивали беззащитных детей/младенцев?! Простите нас, дети, что не защитили вас, не заступились, не сохранили! Как же так случилось, что мы не уберегли такое огромное количество «вифлеемских»/церковных детей! На «Святой Земле». В «Святой Церкви». И стонала земля от боли, и вопияла кровь детская к Богу.

Простите нас, дети, пожалуйста, простите. Вифлеемские и церковные. За всех прозревших и «пришедших в себя» отцов и пастырей — прошу я у вас прощения. Мы, отцы и пастыри церковные, должны были закрыть вас собой в духовной битве. Мы, отцы и пастыри — должны были помочь вам войти в пору зрелости мужами и женами сильными. Мы должны были закрыть вас собой в духовной битве. Мы должны были стать вашими духовными отцами и защитить вас от воинов/иродов. Это была наша, отцовская/пасторская миссия. Простите нас, дети, пожалуйста, простите нас, младенцы-мученики! Даже если совсем немного виноваты мы перед вами! Даже если не замечаем мы за собой ошибок — простите нас! Недолюбили, недоласкали, недовоспитали, недоучили, недосмотрели! Берем на себя — всю вину, потери! Заработались, заслужились, заотдыхались, засуетились, запраздновались, обременились! И отвернулись от вас сердцами. Простите нас, отцов и пастырей, мальчики и девочки! Возвращайтесь, пожалуйста, в дома и общины отцов, сыновья и дочери! Смотрите, смотрите! Смотрите, сколько отцов/матерей/пастырей спешат, аж летят к вам навстречу! Они бегут, спотыкаются, падают, встают, поднимаются, и снова бегут! И кричат, и зовут вас к себе обратно! Обнимают вас сердцем, целуют и каются! Бегут все отцы, все пастыри! Прямо сейчас бегут! И я бегу вместе с ними, еще сильнее бегу, чем прежде! Со слезами бегу покаянными! Обнимаю вас всех и плачу! И беру на себя вину! И как всегда, как и прежде, льет сильный-пресильный дождь! И я продолжаю еще сильнее бежать и кричать: «Простите нас, дети, пожалуйста, простите!»

Иван Лещук, Сакраменто

Related Posts