Власть Мнение Статьи

Что такое непотизм в церкви?

НЕПОТИЗМ (от лат. nepos/nepotis — внук, племянник, потомок) можно рассматривать как проявление родственного/семейного фаворитизма («семейственности»), в основе которого лежит личная и/или корыстная заинтересованность руководящего лица организации при назначении на должности своих детей и родственников, в ущерб этическим принципам самоотверженности и справедливости, объективности и нелицеприятия (конфликт интересов). Другими словами, для публичной системы власти с элементами непотизма характерно приоритетное покровительство своим родным, близким и друзьям в делах карьеры, независимо от их квалификации и профессионализма.

На корневом (духовном) уровне непотизм пропитан духом эгоцентризма, корыстной мотивацией и неверием в Промысел Божий в людских судьбах. При таком определении понятие непотизма носит явно негативный и даже коррупционный характер, что соответствует его изначальному историческому значению: этот термин стал употребляться во времена нравственного разложения средневековой церкви, когда римские папы раздавали церковные должности и привилегии своим родственникам.

Как явление непотизм и подобные ему родственные протекции существовали всегда, что обусловлено человеческой натурой и ее вполне естественной склонностью заботиться в первую очередь о своих близких. Подобная забота о своей семье и родных является даже обязанностью — ибо «кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5:8). Признаки же непотизма «семейная» забота может приобрести в общественной (социальной) среде, при нарушении этических принципов общежития и взаимоотношений с другими. К сожалению, в современной культуре непотизм проявляется не только в сфере политики, бизнеса, науки или искусства, но и в евангельских церквях, миссиях и других организациях.

Церковный непотизм способствует допущению к руководящим позициям в церкви непосвященных и неквалифицированных служителей/руководителей, ставших ими «по наследству», а не по призванию Свыше или объективному избранию общины. При этом трудно признать духовно эффективной, здоровой и морально оправданной ситуацию, когда большая часть или даже все руководство церкви/миссии происходит из одной семьи, рода или круга друзей.

Грех непотизма следует отличать от естественного стремления отцов передать своим детям материальное (семейный бизнес/родовое ремесло) и духовное наследство (вера/преемственность в служении Богу), а также от ветхозаветной практики передачи священства/царства. Однако, хотя в древнееврейском обществе священство и царство были наследственными (1 Пар. 15:2), такая практика не гарантировала, что дети окажутся достойными преемниками своих отцов. Так, сыновья священника Илия «были люди негодные; они не знали Господа и долга священников в отношении к народу» (1 Цар. 2:12-17); для передачи веры и духовности — одной наследственности недостаточно. Возможно, именно поэтому служение ветхозаветных пророков не передавалось от отца к сыну (Ам. 7:14), а новозаветная практика не поощряет «церковную монархию», наследственное священство и «семейную элитарность»; дети/родственники/друзья служителей церкви не наделяются особым духовным статусом или привилегиями.

Нужно признать, что среди первых христиан были домашние церкви, люди обращались к Богу «всем домом» (Деян. 18:8) и служили Ему «с женами и детьми» (Деян. 21:5-7); муж и жена, «Акила и Прискилла с домашнею их церковью» (1 Кор. 16:19) — служили Господу очень ревностно. У «Филиппа благовестника, одного из семи [диаконов]… были четыре дочери девицы, пророчествующие» (Деян. 21:8-9). Иоанн Креститель был родственником Иисуса Христа (Лк. 1:36), а среди двенадцати апостолов было два родных брата (Мф. 4:21-22). Такая практика естественно возникшего совместного (родственного) и благословенного Богом самоотверженного и бескорыстного служения, когда никто не пренебрегаем и не уничижён — не имеет ничего общего с непотизмом и обладает даже определенными преимуществами (особое семейное единение и доверие, чувство родства и др.).

С другой стороны, евангельская модель церковного устройства заключается в том, что в поместной церкви несут руководящие служения люди, наделенные от Бога соответствующими духовными дарованиями/призваниями, а не назначенные лишь по родственному, наследственному или дружественному признаку; «Он поставил… на дело служения» (Еф. 4:11-12). Каждый христианин призван «служить тем даром, какой получил» от Бога (1 Петр. 4:10), а не продолжая семейную традицию. Дух Святой наделяет верующих дарами и служениями, «разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12:4-11). При этом духовная ответственность поместной общины и ее руководства заключается в избрании достойных служителей, «изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости» (Деян. 6:3). Решения руководства общины должны всегда оставаться объективными, самоотверженными, беспристрастными, приниматься молитвенно и «по долгом рассуждении» (Деян. 15:7), без каких-либо предубеждений/семейных предпочтений, с соблюдением принципов открытости, прозрачности и подотчетности. Нужно помнить, что поместная церковь — это церковь Христова, а не личный или семейный бизнес (также и не домашняя церковь).

Если по согласию поместной церкви среди избранных по евангельским критериям оказались и родственники/друзья руководителей церкви, то это налагает и на «отцов», и на «детей» особую ответственность и страх Божий, дабы не подвергнуться нареканиям и оправдать оказанное им доверие со стороны общины. Кроме этого, детям руководящих служителей, имеющим духовные дарования для служения, можно рекомендовать поступить по примеру апостола Павла, который сознательно «старался благовествовать не там, где уже было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании» (Рм. 15:20); Павел отказывался даже от вполне законной материальной поддержки со стороны общины — он «не пользовался ничем таковым… Ибо для меня лучше умереть, нежели чтобы кто уничтожил похвалу мою» (1 Кор. 9:15). Такая скромная и смиренномудрая позиция позволяет христианам избегать гордости и высокомерия (кто «больший» — Лк. 9:46), почитать «один другого высшим себя» (Фил. 2:3), и является наилучшей профилактикой непотизма.

Практика передачи служения/руководства только по родственному, семейному или наследственному принципу («от отцов к детям») — не может считаться евангельской. Священнические династии и преемственность поколений в служении Богу всегда вызывают уважение, однако только при условии соблюдения евангельских принципов призвания и избрания, честности, справедливости и правильной мотивации. Иначе в церковь может проникнуть дух непотизма; «семейственность» и родственный фаворитизм могут привести к зарождению своеобразной «церковной коррупции», потере единства церкви и эффективности в служении, конфликтам и даже к разделению общины. На просьбу матери сыновей Зеведеевых о предоставлении особых привилегий ее сыновьям, вызвавшей негодование других апостолов, Христос ответил, в частности: «дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим… а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою…» (Мф. 20:20-28).

Иван Лещук

Related Posts